Oral narrative discourse: corpus study of tho (nhu xuan) language

Cover Page


Cite item

Abstract

The article describes the preliminary results in corpus study of oral narratives in the Tho (Nhu Xuan) language. The narratives were recorded during the fieldwork 2018 in Thanh Hoa province (Vietnam). Differences in the set of criteria for discourse segmentation in languages of different typologies are noted. The functioning of discursive markers in the Tho (Nhu Xuan) language are considered.

Full Text

Введение В данной статье на материале изолирующего вьетского языка тхо-ньысуан затрагивается ряд вопросов, связанных с дискурсивной структурой устного нарратива. Как отмечают В.И. Подлесская и А.А. Кибрик, «устная форма языка является основной, фундаментальной и исходной» [Рассказы о сновидениях 2009: 26], а для бесписьменных языков, каковым является тхо-ньысуан, - к тому же и единственной формой существования языка. В последнее время проблемы дискурса привлекают активное внимание учёных, в то же время исследований, в которых дискурс рассматривается в изолирующих языках, не так много. Отметим работы Чыонг Ван Тиня [Truong Van Chinh 1970], М. Кларка [Clark 1992; 1996], Као Суан Хао [Cao Xuan Hao 1998; 1999], Нгуен Тхи Тхин [Nguyen Thi Thin 2002], Буй Тхи Хоанг Ань [Bui Thi Hoang Anh 2015], А. Мишо и М. Брюнелля [Michaud, Brunelle 2016: 2048-2070], З.Т. Зо-Хюринвиля и Зао Хюи Линя [Do-Hurinville Danh ThFnh, Dao Huy Linh 2019], в которых рассматриваются вопросы коммуникативной организации предложения, особенности функционирования дискурсивных маркеров во вьетнамском языке, в том числе в зависимости от их позиции в высказывании, хотя в большинстве работ собственно термин «дискурсивный маркер» не используется. В процессе изучения особенностей устного дискурса языка тхо-ньысуан методологически мы опирались на корпусный [Рассказы о сновидениях 2009: 27] и сопоставительный методы. Исследование устного нарративного дискурса языка тхо-ньысуан проводилось на полевых материалах, собранных участниками российско-вьетнамской лингвистической экспедиции 2018 г., в том числе вьетнамскими участниками Та Куанг Тунгом (Ta Quang TQng), Та Ван Тхонгом (Ta Van Thong) и Нгуен Хыу Хоанем (Nguyen Hdu HoFnh), в уезде Ньысуан пров. Тханьхоа. Настоящее исследование является первым, в котором идиом тхо-ньысуан выступает в качестве языка-объекта. Как показывают наши данные, тхо-ньысуан, скорее всего, является локальным диалектом вьетнамского языка [Самарина 2018: 91], в связи с этим в целях сопоставления и верификации выводов широко привлекались материалы вьетнамского литературного языка. В качестве компьютерного анализатора речи использовалась программа Speech Analyzer, свободно распространяемая Летним институтом лингвистики (URL: https://software. sil.org/speech-analyzer/). Идиом тхо-ньысуан Носителями исследуемого идиома являются тхо, проживающие в горном уезде Ньысу- ан (вьетн. Nhu Xuan) пров. Тханьхоа, который расположен на севере Центрального Вьетнама. Общая численность населения уезда Ньысуан - более 72 тыс. человек. Из этносов представлены кинь, тхай, тхо, мыонг и тай. Как и другой вьетский народ тьыт [Бабаев, Самарина 2018: 14-19], народ тхо объединяет в себе несколько локальных групп - кео, хо, мон, куой, данлай, лиха, поонг (или тай-поонг) и др. [Ve van Ее xåc Einh 1975: 447-451], говорящих на идиомах, которые имеют разную степень близости между собой и языками вьет-мыонгской подгруппы - вьетнамским и мыонг. Вьетнамский исследователь Нгуен Хыу Хоань показал, что идиом кео является локальным диалектом вьетнамского языка; идиомы хо и мон относятся к диалектам языка мыонг; идиомы тхо (уезды Ламла и Ньысуан пров. Тханьхоа), куой и поонг-данлай следует считать самостоятельными языками [Нгуен Хыу Хоань 2018: 87]. Однако, по данным наших полевых материалов 2017 и 2018 г., языки поонг и данлай являются самостоятельными, хотя и близкородственными - 84 % общей лексики по 100-словному списку М. Сводеша, а идиом тхо уезда Ньысуан следует считать локальным диалектом вьетнамского языка - 95 % общей лексики по 100-словному списку М. Сводеша [Самарина 2018: 91]. Поскольку известны ещё и другие идиомы тхо (например, тхо-шонгкон, являющийся диалектом языка мыонг) [Mac Buong 1997: 88-90], то при их рассмотрении, во избежание неоднозначности в установлении того, о каком именно идиоме тхо идёт речь, в их названиях мы будем использовать уточняющие компоненты. Так, в статье речь идёт об идиоме тхо-ньысуан. Тхо-ньысуан является моносиллабическим изолирующим языком. Это означает, что простое слово в нём, как правило, материально совпадает со слогом и морфемой, на роль слов в предложении указывает порядок слов и служебные элементы. Обычный порядок слов в клаузе - SOV, определяющие или уточняющие компоненты располагаются в постпозиции к главному, для высказывания типична топико-комментная структура. Сегментация дискурса Первостепенным вопросом при рассмотрении дискурса является сегментация речевого потока на элементарные дискурсивные единицы (ЭДЕ), т. е. «на кванты, обладающие просодическим, семантическим и синтаксическим единством» [Рассказы о сновидениях 2009: 47]. В качестве главного просодического (интонационного) критерия обычно выбирается частота основного тона [Рассказы о сновидениях 2009: 57]. Однако следует отметить, что в тональных языках частота основного тона - это характеристика базовой лексико-грамматической единицы (фонологического слова), которая несёт на себе лексический тон и в качестве которой обычно выступает слог или полутораслог (sesquisyllabic unit), поэтому в тональных языках критерий «единый интонационный контур» для вычленения ЭДЕ не применим. Частое совпадение ЭДЕ с клаузой позволяет при сегментации дискурса использовать в качестве критерия наличие в ЭДЕ финитной формы глагола, однако в изолирующих языках подобный критерий также не работает. При этом среди компонентов дискурса всё же имеются пограничные сигналы для ЭДЕ, встречающиеся в языках любой типологии, - это дискурсивные маркеры (незнаменательные слова или словосочетания), а также паузы. Паузы являются обязательной частью дискурса. Это обусловлено физиологическими особенностями порождения речи, а именно необходимостью периодических вдохов. Пауза может использоваться также как вспомогательное средство в случае хезитации. «Членение речи отчасти объясняется физиологической потребностью периодически делать вдохи, отчасти спланировать следующий квант дискурса» [Рассказы о сновидениях 2009: 29]. Отсутствие в изолирующих языках формальных средств связи между клаузами (союзов, финитных форм глагола и пр.) затрудняет объединение клауз в предложения, и дискурс изолирующего языка предстаёт как последовательность ЭДЕ, связанных между собой теми или иными дискурсными значениями, что ещё раз подчёркивает значимость для изолирующих языков коммуникативной организации, информационной структуры (information structure) [The Oxford Handbook 2016] предложения. Дискурсивные маркеры Под дискурсивными маркерами вслед за А.А. Кибриком мы будем понимать «слова или словосочетания, кодирующие значения, отличные от пропозиционального содержания (или от истинностной оценки)» [Кибрик 2009: 3]. Имеются различные подходы к рассмотрению дискурсивных маркеров (см., например, небольшой обзор Е.М. Мурашковской [Му- рашковская 2014]). Дискурсивные маркеры обладают различными функциями, в том числе служат как средства организации дискурса [Агранат 2009: 65] или связности текста [Му- рашковская 2014: 53], для эмфатического выделения какого-либо из членов предложения [Агранат 2009: там же], являются средствами хезитации, используемыми для заполнения временного промежутка, когда человек испытывает трудности в дальнейшей реализации речевого замысла, когда ему требуется пауза для обдумывания речевой стратегии или подбора лексики. Принадлежность лексической единицы к классу дискурсивных маркеров определяется главным образом на основании функциональных критериев. При употреблении лексических единиц в качестве дискурсивных маркеров происходит их полная или частичная десеманти- зация, при этом в других контекстах они продолжают использоваться в качестве значимых единиц. Так, в примере 1 компоненты keuj ‘звать[ся]’ (вьетн. кёи ‘кричать’, ‘издавать звуки’) и la2 ‘быть’ употреблены в своих лексических значениях, в то время как в примере 2, компоненты дискурсивных комплексов keuj la2 и voij la2 (букв. ‘звать[ся]’ + ‘быть’), так сказать, подверглись десемантизации (правила оформления примеров см. ниже в разделе «О транскрипции и структуре примеров»). 1) la)]2 ni1 кеи2 1а2 ... lång nåy goi lå деревня этот называться] быть; сор Эта деревня называется... 2.1) 2.2) кец^'-la21| goi lå так сказать; DM ti2 h v * t am2 thai]3 di thåm thång идти посещать месяц 2.3) Так сказать, идти как в старину... так сказать, совершать [ежемесячное посещение... (речь идёт об обряде ежемесячного посещения дома невесты и её родителей родственниками жениха в течение года, предшествующего свадьбе. - И. С.). Дискурсивным маркерам во вьетнамском языке посвящена диссертация Буй Тхи Хоанг Ань, в которой рассмотрены как составные дискурсивные маркеры (например, tuy nhien ‘однако’, ‘тем не менее’, tuy thé и tuy vay ‘несмотря на’, du sao ‘всё равно’, ‘всё же’, cYng van ‘всё равно’, ‘всё-таки’ и др.), так и проанализированы дискурсивные значения отдельных компонентов, в том числе thi ‘тогда’, mai ‘только тогда’, ‘только что’, må ‘но’, ‘однако’, ‘который’, van ‘всё-таки’, ‘тем не менее’ и т. д. [Bui Thi Hoang Anh 2015]. Анализ корпуса текстов на языке тхо-ньысуан показал, что наборы дискурсивных маркеров во вьетнамском языке и идиоме тхо-ньысуан имеют много общих элементов, ср.: тх. the3 ~ вьетн. thé ‘так’; тх. gi2 ~ вьетн. thi ‘тогда’; тх. та2 ~ вьетн. та ‘но’, ‘однако’; тх. 1а2 ~ вьетн. lå ‘быть’ (связка); тх. тпр ~ вьетн. mai ‘только тогда’, ‘только что’; тх. t oij ~ вьетн. thoi ‘лишь’; тх. р)Р ~ вьетн. roi ‘потом’; тх. ~ вьетн. vay ‘так’; тх. jirn4 ~ вьетн. van ‘всё-таки’, ‘тем не менее’; тх. кщ4 ~ вьетн. cimg ‘также’; тх. па3 ~ вьетн. ååy ‘то’; тх. ni1 ~ вьетн. Eay ‘это’ (во всех этих случаях приведены лексические, а не дискурсивные значения компонентов). Наблюдается схожесть в развитии дискурсивных значений и в особенностях функционирования этих элементов. Так, Буй Тхи Хоанг Ань, рассматривая дискурсивные маркеры thi ‘тогда’, må ‘однако’, lå ‘быть’, mai ‘только тогда’, ‘только что’, отмечает их рематический характер [Bui Thi Hoang Anh 2015: 29]. В своё время Као Суан Хао также писал, что компонент thi ‘тогда’ указывает на границу между темой и ремой, и сделал при этом интересное замечание о том, что в фонетической синтагме этот компонент относится к реме, поскольку произносится с малой интенсивностью [Cao Xuan Hao 1999: 125]. В языке тхо-ньысуан мы обнаруживаем схожее явление. Ниже на рис. 1 изображено окно звукового редактора Speech Analyze 3.1, в котором показана осциллограмма, тональный контур и интенсивность произнесения высказывания (пример 3), в составе которого имеется рематический дискурсивный маркер gi2 ‘тогда’, разделяющий это высказывание на тему (jn2 то1 та2 Pit3 ‘в каком доме мало’) и рему (сГшгк4 han1 la3 ‘получаться два листа’), при этом дискурсивный маркер gi2 (на рис. 1 он выделен курсорами) произносится с крайне низкой интенсивностью, присоединясь, по фонетическим законам организации синтагмы в мон-кхмерских языках (= сильная позиция находится в конце синтагмы), к реме. Обратим внимание на то, что в примере 3 имеется еще один тема-рематический дискурсивный маркер ma2, который в теме Щ2 то1 та2 Pit3 ‘в каком доме мало’ отделяет подтему jxi2 то1 ‘дом какой’ от подремы Pit3 ‘мало’. то1 та2 Pit3 ei' (fiuxk ha : n' la3 какой dm мало dm получать[ся] два лист Какие дома бедные, то готовят два листа (= порции) (о подготовке свадебного угощения, которое подаётся на листьях растения. - И.С.). Один и тот же маркер может как входить в состав ЭДЕ, так и самостоятельно её образовывать. На рис. 2 в окне редактора Speech Analyzer 3.1 показаны акустические параметры высказывания (транскрипцию и перевод см. в примере 4), состоящего из четырёх ЭДЕ, разделённых паузами, и одной из этих ЭДЕ является дискурсивным маркером pi1 ‘тогда’ (на рисунке выделен курсорами). thi тогда; DM t \\i 4-tuk4 thu tue 4.4) fjaij thnrk3 ngåy truae день перёд В соответствии с традициями и обычаями у тхо [свадебная] процедура с древних времен до последнего времени [вот какая была] Дискурсивные маркеры в языке тхо-ньысуан бывают больше, чем слово, например дискурсивный маркер noi3 fisri2 (букв, ‘говорить’ + ‘возвращаться’) ‘что касается’, ‘говорить о’, который употребляется в начале ЭДЕ и указывает на левую границу темы; см. пример 5: nd3 fien2 f or]‘-tuk 4 trp 4-quan3 kur4 rjuiri2 lho4 noi ve phongtue tapquån ciia nguai Thé говорить возвращаться обычай привычка POSS человек TXO la2 ks4 tir]3 di{pn2-ket3 ее' la2 к cut lå cåi tinh doånket ngåy xira lå cao сор; dm CL чувство солидарность день давний cop; dm [ высокий 5.1) 5.2) [Если] говорить о привычках и обычаях тхо, то в прежние времена чувство солидарности было очень высоким. В приведённом примере на правую границу темы указывает дискурсивный маркер la2, который относится к другой ЭДЕ и стоит в её начале. Второй дискурсивный маркер la2 в ЭДЕ в примере 5.2 указывает на границу между подтемой и подремой в этой клаузе. Самым частотным дискурсивным маркером в языке тхо-ньысуан является la2 ‘быть’. С его помощью указывается на а) тождественность в некотором аспекте фрагментов дискурса; б) то, что последующий фрагмент дискурса поясняет, уточняет предшествующий или просто вводит следующий фрагмент дискурса. Как и дискурсивные маркеры gi2 ‘тогда’, та2 ‘но, однако’, mri3 ‘только что’, ‘только тогда’ маркер 1а2 ‘быть’ может служить тема-ремати- ческой границей между частями высказывания. Кроме того, la2 используется также в качестве хезитационного средства, когда говорящий испытывает те или иные сложности с разворачиванием повествования. В этом случае он фонетически удлиняется (см. примеры 6.1-6.3). 6.1) 1а-а-а2 lå сор; им 6.2) 6.3) то4 ks4 Роу1 то' mot cåi ong mo один CLF дед шаман Сватовство... как в прежние времена, [когда] шли, был шаман... В случае хезитационного употребления дискурсионных маркеров, т. е. их употребления как вспомогательного средства, когда говорящий испытывает различного рода затруднения в процессе порождения последующего фрагмента дискурса и ему требуется время на подбор лексических единиц, обдумывание стратегии описания ситуации, исправление речевых сбоев и пр., нередки случаи, когда подряд следует несколько дискурсионных маркеров. При этом речь идёт не о составных дискурсионных маркерах, состоящих из простых (односложных) маркеров, например киу4 /?ж4 (букв, ‘также’ + ‘всё-таки’) ‘всё также’, не об употреблении последовательности дискурсивных маркеров, связь между которыми если не идиоматична, то по крайней мере их употребление можно считать связанным или логически обусловленным, например па31а2 (букв. ‘то[т]’ + ‘быть’) ‘то’, ‘то есть’, сг mrij (‘букв, ‘тогда’ + ‘только тогда’) ‘то только тогда’, а именно об употреблении последовательности дискурсионных маркеров, выбор которых скорее обусловлен хезитацией (см. примеры 7 и 8). г-г- 1а2 keuj па3 la2 0-0-0 1а keu dåy lå DM cop;dm называться]; DM prt;dm cop;dm 7.1) G£UJ ke4 foy‘-tuk 4 v% fjaiJ ее2 la2 theo cåi phong tyc ngåy xua lå следовать CLF обычай день прежниевремена cop;dm 7.2) ... следуя обычаям прежних дней... Как видно из примеров 8.1-8.2, говорящий начинает формировать квант дискурса, однако не может сразу выбрать нужный вариант, и, наконец, после абсолютной паузы, явно имеющей и хезитационное значение, а не только физиологическое, следует каноническая ЭДЕ (8.2). 8.1) И нет никаких проблем, скажем так идти свататься. При исследовании дискурсивных маркеров следует обращать внимание на позицию, в которой употреблён тот или иной маркер (в начале, середине или конце ЭДЕ), входит в состав ЭДЕ или образует как самостоятельную. От этого может зависеть значение дискурсивного маркера и особенности его функционирования. Выводы Поскольку язык тхо-ньысуан можно считать диалектом вьетнамского языка, то, естественным образом, наборы дискурсивных маркеров и их функционирование в обоих языках во многом совпадают. Так как основной просодический критерий сегментации ЭДЕ - единый интонационный контур, определяемый частотой основного тона, - не является значимым для тональных языков, то следует более глубоко рассмотреть вопрос о релевантных просодических характеристиках, которые могут учитываться при вычленении ЭДЕ. Это может быть интенсивность произнесения, темп речи, тональные изменения. О транскрипции и структуре примеров Примеры из вьетнамского языка приводятся в орфографии. Все примеры из языка тхо-ньысуан записаны в статье знаками Международного фонетического алфавита (IPA). Помимо знаков для сегментных единиц, используются два знака для супрасегментных единиц: знак | - для обозначения краткой паузы и знак || - для обозначения длительной паузы. Тоны в языке тхо-ньысуан обозначаются надстрочными арабскими цифрами. Другие просодические характеристики, например интенсивность, не отмечаются. Для каждого примера фрагмента дискурса, помимо транскрипции, ниже приводится пословный перевод на вьетнамский литературный язык и глоссирование на русском языке в соответствии с Лейпцигской системой правил глоссирования (URL: https://www.eva.mpg.de/ lingua/pdf/Glossing-Rules.pdf), а также литературный перевод на русский язык. Используемые сокращения см. ниже. Номера примеров приводятся за круглой скобкой. Если пример содержит более одной ЭДЕ, то каждая из них записывается с новой строки и нумеруется отдельно: после номера примера ставится точка, за которой указывается порядковый номер ЭДЕ. Так, нотация 4.3 означает, что это третья ЭДЕ примера 4. Сокращения вьетн. - вьетнамский тх. - тхо-ньысуан ЭДЕ - элементарная дискурсивная единица ABL - аблатив CLF - классификатор COM - комитатив CONJ - союз COP - связка DM - дискурсивный маркер F - женский пол ITER - итератив M - мужской пол NEG - отрицание ORD - показатель порядкового числительного POSS - посессив PRT - частица | - краткая абсолютная пауза || - длительная абсолютная пауза.
×

About the authors

Irina V. Samarina

Institute of Linguistics RAS; National Research University “Higher School of Economics”

Email: ira_samarina@hotmail.com
Researcher, Institute of Linguistics RAS, Senior Lecturer, Institute for Oriental and Classical Studies, National Research University “Higher School of Economics”

References

  1. Агранат Т.Б. Дискурсивные маркеры в водском языке // Вопросы языкознания, 2009, №6. С. 65-75.
  2. Бабаев К.В., Самарина И.В. Язык май. Материалы российско-вьетнамской лингвистической экспедиции. Выпуск 5. М.: ЯСК, 2018. 576 с.
  3. Кибрик А.А. Лекция «Дискурсивные маркеры» 2009 г. URL: http://www.philol.msu.ru/~otipl/new/main/courses/discourse/New/14-discourse-markers.pps (дата обращения: 27.10.2019).
  4. Мурашковская Е.М. Подходы к исследованию дискурсивных маркеров // Вестник МГОУ. Серия: Лингвистика, 2014,. № 5. С. 53-59.
  5. Нгуен Хыу Хоань. Проблемы языковой принадлежности народа тхо // Малочисленные языки и народы Центрального Вьетнама. Материалы к сопоставительному изучению вьетских языков провинций Нгеан и Тханьхоа. М.: Тезаурус, 2018. С. 73-86.
  6. Подлесская В.И., Кибрик А.А. Дискурсивные маркеры в структуре устного рассказа: опыт корпусного исследования // Компьютерная лингвистика и интеллектуальные технологии. М.: РГГУ, 2009. С. 390-395.
  7. Рассказы о сновидениях: корпусное исследование устного русского дискурса / под ред. А.А. Кибрика, В.И. Подлесской. М.: ЯСК, 2009. 736 с.
  8. Самарина И.В. 100-словный список Сводеша для языков данлай, поонг и тхо-ньысуан // Малочисленные языки и народы Центрального Вьетнама. Материалы к сопоставительному изучению вьетских языков провинций Нгеан и Тханьхоа. М.: Тезаурус, 2018. С. 87-91.
  9. Bui Thi Hoang Anh. Etude des marqueurs discursifs du vietnamien dans une perspective comparative avec des marqueurs discursifs du franfais / These [Буй Тхи Хоанг Ань. Изучение дискурсивных маркеров вьетнамского языка в сравнении с дискурсивными маркерами французского/ Диссертация]. Université Paris 7, Sorbonne Paris Cité; UFR Linguistique 2015. URL: https://tel.archives-ouvertes.fr/tel-01536404/ document (дата обращения: 23.10.2019).
  10. Cao Xuan Hao. Ve у nghia ‘thi’ va ‘the’ trong tieng Viet // Ngon ngu [Као Суан Хао. О значении thi и the во вьетнамском языке // Язык], 1998, So 5. Tr. 1-31.
  11. Cao Xuan Hao. Tieng Viet so thåo ngu phap chuc nang [Као Суан Хао. Очерк функциональной грамматики вьетнамского языка]. Ha Noi: Nxb Giao duc, 1999. 495 tr.
  12. Clark M. Conjunction as copula in Vietnamese // Mon-Khmer Studies, 1996, Vol. 26. P. 319-331.
  13. Clark M. Conjunction as topicalizer in Vietnamese // Mon-Khmer Studies, 1992, Vol. 20. P. 91-109.
  14. Do-Hurinville Danh Thanh, Dao Huy Linh. The Vietnamese polyfunctional marker ma as a generalized linker: a multilevel approach // Journal of the Southeast Asian Linguistics Society, Vol. 12.2.2019. P. 58-71.
  15. Mac Duong. Dan toc hoc vå van de xac dinh thånh phan dan toc [Мак Дыонг. Этнография и проблема определения состава народов]. Hå Noi: Nxb Khoa hoc Xa hoi, 1997.
  16. Michaud A., Brunelle M. Information Structure in Asia: Yongning Na (Sino-Tibetan) and Vietnamese (Austroasiatic) // The Oxford Handbook of Information Structure. Oxford University Press, 2016. P. 774-789.
  17. Nguyen Thi Thin. Cac tu THI, MA, NHCNG o dau cau trong chuc nang lien ket nghia hoc // Ngon ngu [Нгуен Тхи Тхин. Слова thi, må и nhung в начале предложения в функции семантических связок // Язык], 2002, So 5. Tr. 31-37.
  18. The Oxford Handbook of Information Structure. Oxford University Press, 2016. 1186 p.
  19. Truong Van Chinh. Structure de la langue vietnamienne / Publications du Centre Universitaire des Langues Orientales vivantes [Чыонг Ван Тинь. Структура вьетнамского языка //Публикации Университетского центра живых восточных языков], 6e série, Tome X, 1970. 478 p.
  20. Ve van de xac dinh thanh phan cac dan toc thieu so о mien Bac Viet Nam [О проблеме определения состава малочисленных народов севера Вьетнама]. Ha Noi: Nxb Khoa hoc Xa hoi, 1975.

Copyright (c) 2019 Samarina I.V.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivatives 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies