Emerging Societal Strata in Contemporary Vietnam: Group's Interests and Political Participation


Cite item

Abstract

Renovation policies (doi moi) along with global development trends of the early 21st century have brought about significant change in the social structure of Vietnam. This article sets to outline three emerging social groups in Vietnam that are currently in the process of shaping their own political identity, namely civil servants, private SMEs and urban middle class. These groups have appeared or gained influence as a result of market reforms and now have their own expectations from the ruling CPV. The key issue, however, is how exactly these group interests translate into actual policies, what are the channels and forms thereof.

Full Text

В современном вьетнамском обществе происходят значительные структурные перемены. Внушительная социальная динамика вызвана целым рядом внешних и внутренних факторов. С одной стороны, мир продолжает испытывать воздействие глобализации. Беспрецедентное взаимопроникновение политических, экономических, социальных и культурных практик меняет модели развития многих стран. Эти процессы далеко не всегда остаются без ответа, потому как опасения национальных государств за сохранение своей идентичности вынуждают их оказывать сопротивление, предлагая обществам альтернативные стратегии развития. Тем не менее, рыночные принципы хозяйствования, универсалистские ценности демократии и прав человека продолжают проникать в страны Азии. В самой Социалистической Республике Вьетнам (СРВ) правящая Коммунистическая партия Вьетнама (КПВ) и правительство держат курс на продолжение рыночных реформ, сохраняя притом ориентацию на социализм и многие атрибуты плановой экономики. Важным элементом нынешних преобразований является развитие правовой базы взаимоотношений государства и общества с целью обеспечения верховенства закона. Проводится линия на открытость миру и активную интеграцию в мировое экономическое и политическое пространство. Ярким примером такой политики служит целая серия соглашений о зонах свободной торговли (ЗСТ), подписанных СРВ в 2015 г. - с Евразийским экономическим союзом (ЕАЭС), с Южной Кореей, с Европейским союзом (ЕС), с США (в рамках соглашения о Транстихоокеанском партнерстве - ТТП). Эти фундаментальные процессы в экономической и политической жизни страны вызывают и реконфигурацию социальных отношений, в частности, за счет роста значимости некоторых социальных групп. В настоящей статье предпринята попытка дать общую характеристику трех социальных групп, роль которых в общественно-политической жизни Вьетнама повысилась и, судя по всему, продолжит в предстоящий период возрастать. Это: 1) государственные чиновники (исполнительная ветвь власти), особенно социально-экономического блока, в том числе регионального уровня; 2) частные предприниматели, особенно средние и мелкие; 3) городской средний класс. Своим усилением все три группы обязаны продвижению рыночных реформ и экономическому прогрессу Вьетнама в целом. Изменения в хозяйственной области способствуют новому типу распределения благ и правил доступа к ресурсам между различными слоями населения страны. Мы исходим из предпосылки, что у каждой из этих групп есть свои потребности и ожидания от курса, которым ведет страну КПВ. По мере своего оформления потребности становятся полноценными интересами, значит, эти социальные группы надеются на их защиту и продвижение. Так как КПВ настаивает на том, что она представляет интересы всех слоев вьетнамского населения1, то ей важно учитывать усиление этих групп при формировании политического курса. Поэтому особое значение будут иметь механизмы инкорпорирования политических предпочтений данных групп в общую систему ценностей и принципов управления вьетнамским государством. Для каждой из перечисленных групп мы дадим перечень значимых характеристик и наше понимание их групповых интересов. Безусловно, в современном Вьетнаме существуют и другие социальные группы, которые оказывают значительное влияние на политический процесс (партийные функционеры, военные, крупный государственный и частный бизнес и т. п.), однако в настоящей работе речь пойдет только об этих трех группах как продукте рыночных реформ. Следует также отметить, что все три группы сильно различаются по степени осознания интересов, самоидентификации и степени участия в политической жизни страны. За редким исключением они не являются корпорациями в широком смысле этого слова и имеют внутренние разделительные линии. Между ними и другими группами возможны временные и постоянные совпадения и противоречия коренных интересов и взглядов по конкретным вопросам повестки дня. В данной статье специально не рассматриваются имеющиеся и перспективные механизмы агрегации общественных предпочтений и их трансляции в политическое пространство. Это делается лишь в тех случаях, когда такие каналы можно считать фундаментальной характеристикой той или иной социальной группы. Государственные чиновники Одними из выгодоприобретателей рыночных реформ в стране стали представители социальной группы, которая занималась их непосредственным администрированием - чиновники социально-экономического блока центрального и регионального уровня. Именно они несут ответственность за привлечение зарубежных инвестиций и реализацию мер по повышению благосостояния населения на местах. Несмотря на заметное «сращивание» партийного и государственного аппарата в СРВ, в последние годы наблюдатели фиксируют усиливающееся если не противопоставление, то, по крайней мере, их разделение одного от другого. Так, политолог из Таиланда Тави- порн Васавакул считает, что возникновение независимого Управления государственного аудита Вьетнама (Kiem toan Nha nuac Viet Nam) указывает на потребность уравновешивания исполнительной власти, а, следовательно, рост ее влияния и независимости от партии. Причем автор отмечает, что хотя само аудиторское учреждение создано в 1994 г., именно Закон об аудите 2005 г. и последующие изменения говорят о его растущей роли2. В то же время отчасти именно благодаря экономическим успехам, КПВ сохраняет авторитет во вьетнамском обществе. С момента завоевания власти в 1945 г. и вплоть до объединения страны и образования СРВ в 1976 г. КПВ подтверждала право на власть через борьбу с внешним врагом. После окончания пограничной войны с КНР в 1979 г. и особенно после нормализации отношений с Китаем (1990 г.) и США (1995 г.) такой мобилизационный механизм легитимации власти КПВ просто не мог больше функционировать и был заменен на легитимацию через экономический успех. Рыночные реформы дали и продолжают давать зримый и ощутимый рост качества жизни населения3. Именно поэтому можно говорить о том, что работа экономического блока правительства отчасти служит гарантом поддержки КПВ вьетнамским населением. Высокие экономические достижения определяют рост значимости в общественной повестке дня современного Вьетнама не только чиновников исполнительной ветви власти, но и высшего государственного лица, представляющего эту группу - премьер-министра. Отчасти этим можно объяснить значительное влияние бывшего премьера Нгуен Тан Зунга во вьетнамском политическом пространстве. Английский ученый Дж. Лондон полагает, что эти два фактора оказывают взаимное влияние, так как Зунг пользовался своим растущим авторитетом для усиления исполнительной власти4. Причастность бюрократии к реализации проектов с иностранными инвестициями обусловливает высокую частоту ее контактов с зарубежными партнерами из таких стран, как Южная Корея, Япония, Тайвань, США и страны Европы. В экономическом блоке на центральном уровне и в региональных органах государственной власти растет число лиц с западным образованием5. В значительной степени именно через эту социальную группу происходит взаимодействие иностранцев с вьетнамским правительством, что также способствует повышению профиля экономической бюрократии в информационном и политическом пространстве Вьетнама. Основываясь на существующих источниках роста влияния этой социальной прослойки можно выделить и ряд ее интересов. Прежде всего, речь идет о стремлении к большей автономии государственных структур от партийных, обеспечению большей свободы принятия решений в фискальной области, ослаблению контролирующих функций со стороны КПВ6. С одной стороны, экономический блок правительства заинтересован в привлечении иностранных инвестиций и улучшении делового климата в стране. Это позволяет увеличить налогооблагаемую и рентооблагаемую базу как источники легальных и нелегальных доходов чиновников. С другой стороны, она выступает за сохранение регулирующих функций и формальных и неформальных барьеров в руках государства, чтобы удерживать контроль над инвестиционными потоками. Значит, данная группа госслужащих заинтересована в сохранении баланса между двумя этими процессами. Вышеозначенные черты характерны как для центральных, так и для региональных органов власти. Однако существуют и определенные различия между интересами администраторов в различных провинциях. Наиболее важным критерием различия, по которому проходят разделительные линии, является зависимость от дотаций из центрального бюджета. В 2014 г. только 13 из 63 провинций Вьетнама передавали в центральный бюджет больше средств, чем потребляли7. Соответственно, остальные 50 провинций были нетто-реци- пиентами бюджетных дотаций. Разделяя провинциальных чиновников по этому принципу, можно предположить, что провинции-доноры заинтересованы в расширении полномочий местных органов власти по утверждению инвестиционных проектов, управлению экономической деятельностью. Им было бы выгодно ослабление централизованного регулирования, чтобы иметь возможность самостоятельно привлекать иностранных инвесторов8. В связи с этим они беспокоятся, например, о правилах утверждения инвестиционных проектов, определяющих пороговые значения капиталовложений, ниже которых провинции вольны самостоятельно принимать решения об инвестициях. В то же время провинции-реципиенты заинтересованы в сохранении стабильных дотационных потоков, которые позволили бы им поддерживать социальное равновесие через сложившиеся механизмы распределения благ. Для этих регионов важно понимание центром их роли как гарантов поддержки курса центрального правительства в регионах. Мелкие и средние частные предприниматели Появление во Вьетнаме широкого слоя частных предпринимателей является главным социальным последствием рыночных реформ. Самая важная характеристика этой социальной группы заключается в том, что она первой получила экономическую независимость от государства, а затем и создала такую возможность для широких ело- ев занятого населения. Этим объясняется и тот факт, что мотивы социального и политического поведения этой группы носят по большей части экономический характер9. Трудно переоценить роль частного капитала в современном вьетнамском обществе. Подавляющее большинство частных предприятий в стране принадлежат мелкому и среднему бизнесу. На него приходится 43,2 % ВВП и больше половины занятых111. Большая часть предприятий создается из личного капитала или из средств родственников11. Значительная часть предпринимателей имеет сквозные горизонтальные связи на своем уровне в органах местного самоуправления12. Основным интересом частного бизнеса является продолжение рыночных реформ в стране, дальнейшая либерализация экономики. Важнейшей его потребностью можно считать соблюдение прав и свобод частного предпринимательства, физическая и юридическая безопасность13. Не меньшую роль играет и защита частной собственности, ее правовое закрепление - в том числе по таким чувствительным вопросам, как собственность на землю. В более практической плоскости существует запрос на снижение коррупционного и официальных налогов, ослабление преференций государственному сектору, прозрачность правил ведения бизнеса и доступа к государственным контрактам, кредитам, обеспечение честной конкуренции14. В то же время отдельные отрасли могут противиться активной интеграции Вьетнама в международную торговлю, в том числе в форме заключения соглашений о свободной торговле. В этих отраслях частный бизнес рассчитывает на защиту своих интересов и определенную степень протекционизма. Городской средний класс Средний класс во вьетнамских городах также можно считать продуктом реформ в той степени, в которой эти реформы породили урбанизацию и имущественное расслоение15. Не применяя жестких критериев для определения среднего класса, мы рассматриваем данную группу как совокупность образованных граждан среднего достатка, проживающих в городах. Хотя единой оценки численности среднего класса нет, многие ученые ожидают высоких темпов его роста в СРВ. Например, исследовательская компания Nielsen в 2012 г. оценивала численность среднего класса во Вьетнаме в 8 млн челлвек, считая, что к 2020 г. она должна достичь 44 млн, а к 2030 г. - 95 млн16. Консалтинговое агентство Boston Consulting в 2012 г. оценивало группу MAC (middle and affluent class) в 12 млн человек, а к 2020 г. прогнозировало ее рост до 33 млн человек, отмечая, что половина ее проживает в Ханое, Хошимине и окрестностях этих мегаполисов17. Ключевой характеристикой этой группы является интегрированность в национальное и глобальное информационное пространство. Подобная «связанность» определяется как материальным достатком, так и высокой степенью проникновения Интернета, в том числе мобильного. По данным, собранным сингапурским агентством We Are Social, в январе 2015 г. во Вьетнаме насчитывалось 39,8 млн активных пользователей Интернета (44 % населения) и 28 млн учетных записей в социальных сетях. По сравнению с январем 2014 г. зафиксирован рост числа пользователей на 10 %, количества аккаунтов - на 40 %. В среднем пользователи проводили в Интернете каждый день по 5 ч 10 мин с настольных устройств и 2 ч 41 мин с мобильных18. Благодаря вышеозначенным факторам данная социальная группа по своему образу жизни близка к аналогичным социальным группам в других странах, что способствует их ценностному сближению. В то же время образ жизни определяется в основном характером потребления - уровнем и структурой. Важно отметить, что высокая роль городского среднего класса в экономике определяется как его ролью в производстве социальных, культурных и технических инноваций, так и местом в национальной структуре потребления - в 2010 г. на эту группу в 6 крупнейших вьетнамских городах приходилось до 40 % розничных продаж в стране19. Из рассматриваемых социальных групп средний класс имеет наименьшую оформленность, потому как объединяющие принципы - доход и образ жизни - не обладают такой четкостью, как профессиональная принадлежность. Поэтому и о групповых интересах можно говорить только в более общем плане. К таковым относятся открытость вьетнамского общества, наличие социальной мобильности, сохранение и повышение качества жизни за счет появления высокооплачиваемых рабочих мест, улучшение условий проживания, состояния окружающей среды, возможностей для самореализации. Городской средний класс защищает ценности прямого гражданского участия в политической жизни, а потому зачастую проявляет интерес к социальным, иногда и к политическим и экономическим вопросам. Наиболее яркой формой проявления активности городского среднего класса являются информационные кампании в интернет-пространстве: в электронных СМИ, блогах и социальных сетях. В таких ситуациях активный сегмент данной социальной группы часто вступает в коалиции ad hoc с другими частями общества. Например, в 2009 г. в ходе «бокситного скандала» возник союз защитников окружающей среды и националистически настроенных активистов, которые критиковали планы правительства разрешить добычу бокситов китайской компании. Одни критиковали проект как вредный для экологической обстановки, вторые - как предательство национальных интересов Вьетнама211. Более поздний пример - широкое участие сетевых активистов в освещении рабочих демонстраций в 2014 г. против внесения изменений в законодательство о социальном страховании21. В настоящий момент возможности для самоорганизации у городского среднего класса весьма ограничены. Это связано, в первую очередь, с узким пространством для работы некоммерческих организаций, по-прежнему находящихся под пристальным вниманием властей22. Однако представляется, что с течением времени потребность в каналах выражения коллективной воли для активной части городских образованных граждан будет расти. «Жители Интернета» в значительной степени определяют имидж страны в мировом информационном пространстве и играют большую роль в формировании имиджа Вьетнама и КПВ за рубежом. Кроме того, ценность городского среднего класса как костяка вьетнамского потребления будет возрастать по мере переориентации экономической модели страны на внутренний спрос. Вряд ли такой сдвиг произойдет даже в среднесрочной перспективе, однако отношения между средним классом и руководством страны начинают трансформироваться уже сейчас. * * * Таким образом, в настоящее время ввиду ограниченных возможностей свободного ассоциирования и закрытого характера политического процесса интересы этих групп не имеют широкого выражения в публичном пространстве. Кроме того, в силу молодости большой части описанных социальных групп многие из их интересов еще не оформились и не являются до конца осознанными. Было бы неверно говорить о том, что рассмотренные нами «новые» социальные силы представляют угрозу для Коммунистической партии Вьетнама, поскольку они возникли как продукт политического курса на обновление. Эти группы заинтересованы в продолжении экономических преобразований в стране, причем являются одними из наиболее активных сторонников такого обновления. «Завершение» самоидентификации каждой из этих групп неизбежно. В ходе этого процесса возникнет стремление к реализации вышеозначенных потребностей, их передача в область практической политики активизируется. В настоящий момент можно лишь говорить о недостатке прозрачных механизмов широкого гражданского участия в политическом процессе. Формы такого участия являются предметом отдельного исследования, однако в данном контексте необходимо отметить, что сохранить социальный мир в долгосрочной перспективе можно будет только при определенном соответствии социально-экономической и политической структуры. Вьетнамское общество сегодня достаточно открыто и пронизано информационными потоками, чтобы дальнейшее развитие демократических институтов стало неизбежным. В ходе этого процесса возникнут и новые требования к трансформации самой КПВ из мобилизационного и кризисного центра23 в новое качество. Есть основания предполагать, что реакция на изменения социальной структуры и необходимость сохранить функцию представительства «всех классов» вьетнамского общества будут подталкивать КПВ к большей открытости и постепенной трансформации в общественный форум, агрегирующий предпочтения населения. Одним из логичных шагов будет расширение представительства бизнеса в рядах партии. Подобные изменения могут не означать ни изменения идеологии, ни ослабления монополии на власть, а скорее, наоборот, станут естественным шагом к ее сохранению. И предпосылкой, и одновременно следствием такой трансформации станет модернизация образа КПВ и, возможно, изменение ее внутренней структуры, некая формализация широты политического представительства. Все эти перемены являются лишь одной из гипотетических моделей трансформации отношений власти и общества во Вьетнаме, однако именно такой характер обновления, на взгляд автора, мог бы обеспечить социальный мир и соответствие социальной и политической структуры страны.
×

About the authors

Anton P. Tsvetov

Russian council for international affairs

the expert of the Russian council for international affairs

References

  1. Gainsborough Martin. Changing political economy of Vietnam: The case of Ho Chi Minh City. London: RoutledgeCurzon, 2003.
  2. Heberer Thomas. Entrepreneurs as social actors: Privatization and social change in China and Vietnam. Duisburger Arbeitspapiere Ostasienwissenschaften, 1999. No. 21.
  3. Jandl Thomas. State versus State: The Principal - Agent Problem in Vietnam's Decentralizing Economic Reforms. In Politics in Contemporary Vietnam, edited by Jonathan London. Palgrave Macmillan, 2014.
  4. Kharas Homi. The Emerging Middle Class in Developing Countries, OECD Development Centre Working Papers, No. 285, OECD Publishing, Paris, 2010.
  5. King Victor, Nguyen, Phuong An and Nguyen, Huu Minh. Professional Middle Class Youth in Post-Reform Vietnam: Identity, Continuity and Change. Modern Asian Studies. 2008. № 42. P. 783-813.
  6. Malesky Edmund J. and London Jonathan D. The Political Economy of Development in China and Vietnam. Annual Review of Political Science, 2014, Vol. 17. P. 395-419.
  7. Migheli Matteo. Do the Vietnamese support Doi Moi? POLIS Working Papers n. 174, University of Eastern Piedmont, Department of Public Policy and Collective Choices. 2010.
  8. Nguyen-Marshall, Van, Lisa B. Welch Drummond, and DaniJle BKlanger,ed. The Reinvention of Distinction. Dordrecht: Springer Netherlands, 2012.
  9. Perri, David F; Chu, Hung M. Entrepreneurs in China and Vietnam: Motivations and Problems // International Journal of Entrepreneurship, Special Issue 2012. № 16. P. 93-112.
  10. Thiem H. Bui. The Development of Civil Society and Dynamics of Governance in Vietnam's One Party Rule // Global Change, Peace & Security (formerly Pacifica Review: Peace, Security & Global Change). 2013. № 25:1. P. 77-93.
  11. Vuong, Quan Hoang. Vietnam's Political Economy: A Discussion on the 1986-2016 Period. CEB-ULB WP N° 14/010 (2014).
  12. Wells-dang Andrew. The Political Influence of Civil Society in Vietnam. In Politics in Contemporary Vietnam, edited by Jonathan London. Palgrave Macmillan, 2014.
  13. Достижения Компартии Вьетнама в области теории за 85 лет руководства вьетнамской революцией. URL: http://
  14. npa.org.vn/Home/chuyen-de-ly-luan/2899/Nhung-thanh-tuu-ly-luan-cua-Dang-Cong-san-Viet-Nam-qua-85-nam-lanh-dao-cach-mang-Viet-Nam-321930-322g-s (дата обращения: 30.05.2016).
  15. Vasavakul T. Authoritarianism Reconfigured: Evolving Accountability Relations within Vietnam's One-Party Rule // Politics in Contemporary Vietnam. Ed. by J. London. Palgrave Macmillan, 2014. P. 42-63. URL: http://doi.org/10.1057/9781137347534.
  16. CIA Factbook. URL: http://www.indexmundi.com/g/g.aspx?c=vm&v=67 (дата обращения: 30.05.2016)
  17. London J. The Rise and Survival of Nguyen Tan Dung: A New Era in Vietnamese Politics, CSIS CogitAsia. URL: http://cogitasia.com/the-rise-and-survival-of-nguyen-tan-dung-a-new-era-in-vietnamese-politics/ (дата обращения: 30.05.2016).
  18. Will Vietnam's communist princelings deliver? East Asia Forum, 13.11.2015. URL: http://www.eastasiaforum.org/2015/11/13/will-vietnams-communist-princelings-deliver/ (дата обращения: 30.05.2016).
  19. Данные Министерства финансов СРВ. - URL: http://datafile.chinhphu.vn/files/dlt/2013/12/09.pdf (дата обращения: 30.05.2016).
  20. Jandl T. State versus State: The Principal - Agent Problem in Vietnam's Decen-tralizing Economic Reforms // Politics in Contemporary Vietnam. Ed. by J. London. Palgrave Macmillan, 2014. doi: 10.1057/9781137347534.
  21. Perri, David F; Chu, Hung M. Entrepreneurs in China and Vietnam: Motivations and Problems // International Journal of Entrepreneurship, Special Issue 2012. № 16. P. 93-112.
  22. Heberer T. Entrepreneurs as social actors: Privatization and social change in China and Vietnam // Duisburger Arbeitspapiere Ostasienwissenschaften, 1999. No. 21.
  23. Сравнительный анализ общих черт и особенностей переходного периода в России, Китае и Вьетнаме / отв. ред. А.В. Островский. М., 2012. С. 289.
  24. A growing middle class is bringing economic and social change //Nikkei Asian Review. 30.04.2015. URL: http://asia.nikkei.com/magazine/20150430-Vietnam-s-new-chapter/On-the-Cover/A-growing-middle-class-is-bringing-economic-and-social-change (дата обращения: 30.05.2016).
  25. Vietnam and Myanmar: Southeast Asia's New Growth Frontiers. BCG Perspectives, 17.12.2013. URL: https://www.bcgperspectives.com/content/articles/consumer_insight_growth_vietnam_myanmar_southeast_asia_new_growth_frontier/ (дата обращения: 30.05.2016).
  26. Digital, Social and Mobile in 2015. We Are Social's Compendium of Global Digital Statistics. URL: http://www.slideshare.net/wearesocialsg/digital-social-mobile-in-2015?ref. (дата обращения: 30.05.2016).
  27. Digital, Social and Mobile in 2015. We Are Social's Compendium of Global Digital Statistics. URL: http://chabrol.net/2015/06/09/internet-statistics-in-vietnam-2015/ (дата обращения: 30.05.2016).
  28. Marco Breu, Brian S. Salsberg, Ha Thanh Tu. Growing up fast: Vietnam discovers the consumer society. McKinsey Insights and Publications, August 2010. URL: http://www.mckinsey.com/insights/marketing_sales/growing_up_fast_vietnam_discovers_the_consumer_society (дата обращения: 30.05.2016).
  29. Wells-dang A. The Political Influence of Civil Society in Vietnam // Politics in Contemporary Vietnam. Ed. by J. London. Palgrave Macmillan, 2014. doi: 10.1057/9781137347534.
  30. Vietnam Labor Unrest Over Pension Change Spreads to Second Plant. Bloomberg, 31.03.2015. URL: http://www.bloomberg.com/news/articles/2015-03-31/nike-shoes-on-hold-as-vietnam-workers-strike-over-pension-change (дата обращения: 30.05.2016).
  31. Vu T. Persistence Amid Decay: The Communist Party of Vietnam at 83 // Politics in Contemporary Vietnam. Ed. by J. London. Palgrave Macmillan, 2014. doi: 10.1057/9781137347534.

Copyright (c) 2016 Tsvetov A.P.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivatives 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies