XX century that cardinally reshaped the image of Vietnam literature

Cover Page


Cite item

Abstract

The review is about a textbook on Vietnamese literature of the 20th century, which is the first major academic work released in our country on the subject of Vietnamese literature of this period. The book has a substantial theoretical and practical value for Vietnamese studies in Russia. It analyzes stages of the establishment and development of European-style literature in Vietnam in the chosen period. It also makes a profound analysis of forms, meanings, and esthetics of poetry and prose. The textbook addresses themes and issues, which have not been covered by Russian philologists studying Vietnamese literature either fully or partially. The author presented the literary life of Vietnam in the general context of the country’s historical development. The textbook presents brief biographies of writers and synopses of works, which makes the book not just a teaching aide but also a reference book on Vietnamese literature. This academic work will give readers more information about Vietnamese literature of the 20th century and an insight into the profound transformations that reshaped literature in Vietnam.

Full Text

Исследования вьетнамской литературы занимают в современной российской науке явно скромное место. «Очерк» Татьяны Николаевны Филимоновой, бесспорно, меняет эту ситуацию к лучшему. Эту книгу можно назвать долгожданной, очень нужной и полезной. До этого в нашей стране был издан всего лишь один крупный научный труд, посвящённый вьетнамской литературе. Речь идет о монографии «Вьетнамская литература Х-ХIХ веков», автором которой был Николай Иванович Никулин, ушедший из жизни в 2005 г. Об этом вьетнамисте стоит сказать особо. Он внес огромный вклад в изучение вьетнамской литературы и ее продвижение в нашей стране. Кроме упомянутой книги, им написаны главы о вьетнамской литературе для разных учебников, а также многочисленные литературоведческие статьи. Долгие годы он работал в научно-исследовательском Институте мировой литературы имени А.М. Горького. Н.И. Никулин также активно переводил вьетнамские художественные произведения на русский язык. Что касается книги «Вьетнамская литература Х-ХIХ веков», то она стала отличным учебником для российских студентов-вьетнамистов, по ней они учатся уже более полувека (книга была издана в 1977 г.). Все это время ощущается потребность в серьезной научной работе, которая явилась бы продолжением монографии Н.И. Никулина и объемно представила бы литературную жизнь Вьетнама ХХ в. и начала нынешнего столетия. Написать такую книгу в нашей стране мог, пожалуй, только один человек - Т.Н. Филимонова. Думаю, не ошибусь, утверждая, что это единственный в современной России крупный специалист по вьетнамской литературе. Т.Н. Филимонова стала продолжателем дела Н.И. Никулина. После окончания ИСАА МГУ имени М.В. Ломоносова она осталась в этом престижном учебном заведении, где по сей день преподает вьетнамский язык и вьетнамскую литературу. Т.Н. Филимонова - кандидат филологических наук, автор многих статей и докладов на научных конференциях. И вот накопленные ею знания воплотились в книге. Формально (с точки зрения хронологии) «Очерк» можно считать продолжением монографии Н.И. Никулина. Однако по существу и форме это, конечно же, совершенно самостоятельная книга, написанная другим языком, отражающая современные идеи, подходы и критерии. Большим достоинством «Очерка» является то, что автор опирается не только на те исследования, которые были проведены ее предшественниками в советский период и соответственно носили излишне политизированный характер, но и на те материалы, которые стали доступными в самом Вьетнаме после объявления политики обновления (1986 г.). Это позволило дать объективную оценку литературной жизни Вьетнама в ХХ столетии: устранить «белые пятна», уйти от тенденциозности, представить тех писателей, о которых раньше было не принято говорить, пересмотреть оценку многих произведений, которые ранее подвергались несправедливой критике. Вьетнамская литература ХХ века напоминает слоеный пирог. Чтобы понять, что она собой представляет, необходимо изучить в отдельности все ее культурные слои. Каждый слой имеет свои хронологические рамки, которые обозначают определенный исторический период. Каждому периоду автор посвящает отдельную главу. Всего таких глав - четыре. Из названия книги следует, что в ней рассматривается вьетнамская литература ХХ в., но в самом тексте исследования временные границы гораздо шире. Отсчет начинается с середины ХIХ столетия, а заканчивается обзор вьетнамских художественных произведений началом нынешнего века. Это продиктовано логикой исторического развития литературы Вьетнама. Два первых десятилетия прошлого столетия явились окончанием периода перехода от традиционной литературы к современной. А свое начало этот период берет как раз в середине ХIХ века, когда началась французская колонизация. На этом этапе существовали две литературные линии: старая (традиционная) и новая (европейского типа). Для первой было характерно то, что произведения «изобилуют большим количеством китаизмов, параллельными конструкциями, традиционными образами, разного рода литературно-историческими реминисценциями, стихотворными вставками, характерными для классической китайской и вьетнамской литератур» (с. 40), а также «наполнены» нравоучительностью. Другая литературная линия определялась стремлением «отразить новую реальность, новых героев и изменяющийся быт, освободиться от традиционной условности и приблизить изображаемое к действительности, отказаться от «счастливого конца» и старомодного языка» (с. 41). В прозе зародилась новая система жанров. На первые позиции, в частности, вышли роман, рассказ, разговорная драма. Менялась и поэзия, которая отходила от традиционных шаблонов стихосложения, «обязательных» тем и образов, все больше и смелее выражала индивидуальность автора. В результате кардинальных изменений литература Вьетнама приобрела новое качество. И это уже со всей очевидностью видно в произведениях 30-х гг. Могу предположить, что Т.Н.Филимонова испытывает особый интерес и питает большую любовь именно к данному периоду развития вьетнамской литературы. Это читается между строк, да и самой объемной главой в книге является именно та, которая посвящена литературе 30-х-1945 гг. (напомню, монография состоит из четырех глав). Этот период автор называет «наиболее результативным и ярким в ХХ веке» (с. 54). Возможно, кто-то поспорит с этим утверждением, но трудно не признать следующее: «… так разнообразна, так пестра общая картина вьетнамской литературной жизни этого времени, где буквально соседствуют или расходятся на несколько лет, а часто и перетекают друг в друга, даже в творчестве одного и того же писателя, такие явления, как сентиментализм в виде руссоизма, романтизм, критический реализм, натурализм, декадентство, символизм, коммунизм, троцкизм, фрейдизм и т.п.» (с.55). Литературное наследие 1930-1945 гг. автор рассматривает главным образом в контексте развития движения «Новой поэзии» (phong trào Thơ mới) и деятельности литературной группы «Своими силами» (Tự lực văn đoàn). Сейчас произведения этого периода вызывают живой интерес не только у литературоведов, как вьетнамских, так и отечественных, но и у российских переводчиков. Показательный факт: из того немногого, что в последние годы переведено с вьетнамского языка на русский, две книги были написаны именно в 30-е гг. Это повесть Кхай Хынга (Khái Hưng) «Душа бабочки-феи» («Hồn bướm mơ tiên»), которая издана в Москве в 2012 г., и роман Нят Линя (Nhất Linh) «Холод» («Lạnh lùng»), вышел в свет в 2016 г. Вьетнамская литература двух войн Сопротивления против французских колонизаторов и американских агрессоров была широко представлена в русском переводе на прилавках книжных магазинов Советского Союза. Произведениям «борющегося Вьетнама» было посвящено немало статей советских литературоведов, журналистов и переводчиков. Их оценки, как правило, носили политико-идеологический отпечаток того времени. Автор рецензируемой книги выносит жесткий вердикт литературе социалистического реализма, которая господствовала в эти годы в ДРВ: «Следует признать, что в это время по сравнению с периодом 30-45-х гг. в новых политико-идеологических условиях произошло определенное обеднение литературы, испытавшей ограничения со стороны власти и самоограничения писателей, которые по разным причинам старались подстроиться под запросы текущего момента» (с.138). Конкретно перечисляется всё то, чего лишилась литература Севера в годы разделения страны. Но при этом отмечается её главное значение: «Безусловно, проза этого периода, в целом, правдиво запечатлела свое время» (с. 150). В противовес литературе социалистического реализма, пожалуй, впервые в российском вьетнамоведении обстоятельно рассматриваются произведения «протестного» направления на Севере Вьетнама, в частности группы «Гуманизм-Шедевры» («Nhân văn-Giai phẩm»), а также дается анализ литературной ситуации на Юге страны, где существовал относительный идеологический плюрализм. Важно отметить, что Т.Н. Филимонова поставила перед собой задачу не просто представить читателю литературу Южного Вьетнама, а рассмотреть ее интегрировано в едином литературном процессе в качестве его равной составляющей части. Важной вехой в развитии вьетнамской литературы, как и вообще всей страны, стал 1986 г., когда на VI-м съезде Коммунистической партии Вьетнама была провозглашена политика обновления. Писатели почувствовали ослабление партийного контроля, ощутили подъем от расширения рамок творческой свободы, смогли воспользоваться возможностями рыночной экономики и результатами либерализации общественной жизни, благодаря политике «открытых дверей» активно приобщались к мировой литературе, в первую очередь к произведениям западных авторов. В литературной жизни наблюдалось много изменений, как положительных, так и отрицательных. Что касается вектора развития, то от социалистического реализма «вьетнамская литература постепенно уходит в сторону реализма либо классического типа, либо обогащенного и усложненного благодаря влиянию литературы модернизма и постмодернизма» (с. 186). В «Очерке» сделана интересная попытка рассмотреть проблему постмодернизма в современной литературе Вьетнама. Стоит отметить, что процессы в литературной жизни Вьетнама после 1986 г. во многом были схожи с теми трансформациями, которые происходили на советском литературном пространстве периода перестройки. Автор определяет свой научный труд как «учебное пособие» (с. 4). Действительно, это - полезная книга для студентов, специализирующихся на Вьетнаме. Но можно утверждать, что рецензируемая работа с точки зрения своего предназначения «многофункциональна». Она представляет большой интерес для всех, кто стремится расширить свои знания о Вьетнаме, его культуре. Учитывая, что в книге дается краткое изложение огромного количества произведений и краткие биографии вьетнамских авторов, я бы назвал ее еще и «справочником по вьетнамской литературе». Емкий и лаконичный пересказ романов и рассказов, а также цитаты из стихотворений позволили автору составить панорамную картину вьетнамской литературы ХХ в. Благодаря этому размышляющий читатель самостоятельно может сделать выводы о процессах, происходивших во вьетнамской прозе и поэзии того времени. Более того, автор дает не просто изложение произведений, а их расшифровку в контексте исторической обстановки, что помогает понять их значение и место в пестрой литературной жизни Вьетнама прошлого столетия. Есть все формальные признаки для того, чтобы рассматривать данное издание в контексте «справочника», а именно - в конце книги составлены алфавитные указатели авторов и названий произведений, что является удобным навигатором, позволяющим легко ориентироваться в богатом литературном наследии Вьетнама ХХ в. Важно отметить, что имена авторов и названия произведений даются как на русском, так и на вьетнамском языке. В связи с этим хочу отдельно остановиться на актуальной для российского вьетнамоведения проблеме перевода названий художественных произведений. Известно, что перевод заголовков литературных произведений - одна из трудных задач толмача. Так как название - это сжатая суть произведения, переводчик должен сначала «разжать» его, то есть провести анализ всего текста в целом, чтобы потом вслед за автором синтезировать содержание в одну короткую фразу или даже слово. Проблема еще и в том, что редко когда два переводчика, работая независимо друг от друга, одинаково переведут одно и то же название. Ярким примером такой ситуации может служить сборник новелл Ли Те Сюйена (Lý Tế Xuyên) «Việt điện u linh tập». Он имеет несколько вариантов перевода: «М.Н.Ткачев называет это произведение «Собрание чудес и таинств земли вьет«, Е.Ю.Кнорозова - «О духах земли Вьет«, Т.Н.Филимонова - «Собрание записей о потусторонних силах вьетского царства» [Полная история 2014: 633]. В общемировой литературоведческой практике такая ситуация считается недопустимой. Переводчики и литературоведы прежде всего должны выяснить, есть ли уже сделанный до них перевод заглавия того или иного произведения, и использовать тот вариант, который закрепился в сознании массового читателя. Такой подход касается даже тех случаев, когда перевод названия кажется не очень точным и правильным. Иначе измененное название, скорее всего, будет воспринято как заголовок нового произведения и подорвет принцип преемственности в переводческой традиции. Положительным, но редким примером «общего согласия» российских вьетнамистов в отношении неоднозначного перевода названия произведения является случай с поэмой Нгуен Зу (Nguyễn Du) «Đoạn trường Tân Thanh». «…Название поэмы в буквальном переводе - «Новые душераздирающие стенания». До настоящего времени российские исследователи использовали название «Стенания истерзанной души», вошедшее в научный оборот (учебники, монографии, словари) и ставшее привычным для средств массовой информации. Именно по этой причине решено оставить прежнее название» [Участники проекта 2015: 7]. Чаще же встречаются примеры «разобщенности» российских вьетнамистов в отношении перевода названий произведений вьетнамских авторов. Это наблюдается и в рецензируемой книге. Так, название уже упоминавшейся в данной рецензии повести Кхай Хынга (Khái Hưng) «Hồn bướm mơ tiên» дается в таком переводе: «Душа бабочки в волшебном сне» (с. 82, 83, 84). Однако за пять лет до выхода «Очерков» эта повесть была издана на русском языке в переводе И.П.Зимониной под названием «Душа бабочки-феи». Правда, необходимо отметить, что таких примеров немного, т. к. в книге упоминаются в основном произведения, ранее не переводившиеся на русский язык. Дело в данном случае не в том, какой перевод лучше, а в необходимости общего знаменателя. Поэтому, видимо, российским вьетнамистам стоит провести литературоведческую конференцию и договориться о том, какой вариант перевода названия того или иного художественного произведения считать общепризнанным (хотя бы в отношении часто упоминающихся произведений вьетнамских авторов). Признавая несомненные достоинства рецензируемой книги, хотелось бы выразить надежду на то, что данное исследование получит свое дальнейшее развитие. Сама автор в предисловии отмечает, что «настоящее учебное пособие представляет собой первую попытку обобщить историю зарождения и развития современной вьетнамской литературы на протяжении всего ХХ века и потому, очевидно, не лишено недостатков как объективного (…), так и субъективного характера» (с. 7). Да и время неумолимо бежит вперед. Прошло уже почти два десятка лет в нынешнем столетии. За эти годы библиотека Вьетнама пополнилась новыми книгами. А значит, нужны и новые литературоведческие исследования. Особого внимания заслуживает вопрос соотношения в современной вьетнамской литературе европейского типа двух составляющих: той, что связана с общими тенденциями в мировой литературе, и той, которая носит национальный характер. В чем именно и как проявляется сегодня национальный колорит вьетнамских художественных произведений? Каково влияние глобализации на культуру Вьетнама в целом и литературу в частности? Как в результате нормализации отношений СРВ и США американская культура влияет на писательское сообщество и литературное творчество во Вьетнаме? Еще одним интересным и актуальным направлением исследования может стать вопрос, касающийся усиления женского начала и женского влияния в современной вьетнамской литературе. Вьетнамские писатели и филологи активно обсуждают эту тему. Многие из них, характеризуя нынешнее состояние поэзии и прозы во Вьетнаме, используют следующую образную философскую формулу: «инь - в процветании, ян - в упадке» (âm thịnh dương suy) [Y Ban 2015: 87]. Подводя итог, можно еще раз отметить, что актуальность и востребованность этой книги несомненны. Ее издание является заметным событием не только в теоретической, но и в прикладной филологии российского вьетнамоведения. Познакомившись с «Очерками», читатель значительно обогатит свое представление о словесности Вьетнама ХХ в. и поймет суть глубинных трансформаций, благодаря которым вьетнамская литература кардинально изменила свое лицо.
×

About the authors

Igor V. Britov

Moscow International Academy

Email: igorviet@mail.ru
Senior Vietnamese language teacher, Moscow International Academy

References

  1. Полная академическая история Вьетнама. Т. 2. М.: Авторская книга, 2014. 672 с.
  2. Участники проекта. Предисловие // Нгуен Зу. Киеу. Стенания истерзанной души. Ханой: Общественные науки, 2015. С. 5-9.
  3. Y Ban. Văn chương mang gương mặt đàn bà [И Бан. У литературы женское лицо] // Tham luận. Hội nghị quảng bá văn học Việt Nam [Доклады. Конференция по проблемам распространения вьетнамской литературы]. Hà Nộỉ: Hội nhà văn Việt Nam, 2015. Tr. 87-91.

Copyright (c) 2018 Britov I.V.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivatives 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies