Direct speech translation problems in Vietnamese literary texts

Cover Page

Cite item

Abstract

The article analyzes various methods of translating direct speech into Russian using concrete examples from modern Vietnamese literature. The author made an attempt to comprehend problems in translating Vietnamese literary texts full of characters’ utterances and offers practical solutions to a broad range of difficulties arising in this connection. In particular, he spells out grammatical, stylistic, and culturological specifics of direct speech, which often need to be transformed in translation by means of transposition, substitution, addition, and omission. Much attention is given to the stylistic makeup of direct speech. The article also addresses issues of translation into Russian of Vietnamese greetings, foreign language inclusions, short forms of verbal communication, and colloquial cliches reflecting particular life situations. Topicality of the research object arises from the need to generalize the experience accumulated in translating Vietnamese literary texts into Russian and develop new theoretical provisions in the field of Vietnamese-to-Russian translation. This is an important goal, considering the emerging positive trends in Russian-Vietnamese cultural cooperation. Also, the problem of translating direct speech is connected to that of translating colloquial speech, which is of practical interest to a broad range of experts in Vietnamese studies. Research procedure. The research object is dialogues and utterances of fictional characters in works by modern Vietnamese authors. Various parts of direct speech, including leads, greetings and speech cliches, are highlighted and analyzed. The research indicates the influence of pronouns, sentence-final particles, and inversion on the stylistics of direct speech in Vietnamese texts. Tools of the Russian language which can be used to convey peculiarities of foregrounding in the Vietnamese language are explored. Methodology. The research is based on comparative, structural, and contrasting methods, in addition to stylistic analysis and logical and semantic modeling. Research materials. The work is based on the outcomes of research of Vietnamese literary texts and their translations done by the article’s author. The translations were published in 2015 in the collection of short stories by Vietnamese writers, entitled “V Gorakh Rastet Polyn” (“Wormwood Grows in the Mountains”) (the Lokid Premium publishing house). Theoretical groundwork for the research was laid by modern works in the science of linguistics looking into translation problems from the angle of the general theory of language, semantics, stylistics, and normativity. An emphasis was put on theoretical works developing the ideas of interconnection between the language and culture, area linguistic studies, and psycholinguistics. The research made by Vietnamese linguists enabled the article’s author to view translating problems in the context of the yin-yang language concept. Research results. The research summarized approaches to translating direct speech in literary texts, identified major problems in translating dialogues from Vietnamese into Russian, demonstrated that the primary reason for those difficulties was different linguistic typologies of the languages, and explained the use of various translation transformation methods by the need to ensure muncomicive equivalence between the original text and the translation. Conclusion. Key results are summarized and prospects for further research are outlined. One should expect the emergence of new objects for studies of direct speech in literary texts, which derives from colloquial speech, as colloquial speech in modern Vietnam is experiencing a strong impact from socio-political factors of the country’s life. These factors make further study of the issue necessary.

Full Text

Введение В последней четверти ХХ века в России активно переводились вьетнамские художественные произведения, была издана 15-томная «Библиотека вьетнамской литературы», сложились две переводческие школы, неофициально возглавляемые М.Н.Ткачевым и Н.И.Никулиным. Однако никто из переводчиков-вьетнамистов не оставил после себя научных или научно-популярных трудов о технике художественного перевода. Можно утверждать, что в российском вьетнамоведении не проведено комплексного исследования по данной теме. Что касается прямой речи, то рассматривались лишь отдельные аспекты ее перевода: роль конечнофразовых частиц, многозначность вьетнамских приветствий, характер разговорных реплик- клише, отражающих определенные жизненные ситуации... Сегодня возникает необходимость обобщения накопленного опыта в практике перевода вьетнамских художественных тестов на русский язык и разработки новых теоретических положений в области перевода с вьетнамского языка на русский. Это приобретает важное значение в связи с наметившимися положительными сдвигами в развитии российско-вьетнамского культурного сотрудничества, в частности в области литературы. В 2012 году был создан Фонд содействия распространению русской литературы во Вьетнаме и вьетнамской - в России, в задачу которого входит организация работы по переводу и изданию художественных произведений писателей-классиков и современных авторов двух наших стран. Кроме того, проблема перевода прямой речи смыкается с проблемой перевода разговорной речи, а эта тема представляет практический интерес для широкого круга вьетнамистов, в первую очередь для преподавателей вьетнамского языка и студентов. Исходя из этого, автор предпринял одну из первых в России попыток комплексно исследовать вопрос перевода на русский язык прямой речи во вьетнамских художественных текстах. Автор опирался на современные научные труды по лингвистике, в которых рассматриваются проблемы перевода в плане общей теории языка, его семантики, стилистики, нормативности. Особое внимание было уделено теоретическим работам о взаимоотношении языка и культуры, по лингвострановедению и психолингвистике. Исследования вьетнамских ученых-лингвистов позволили автору статьи рассматривать проблемы перевода в контексте иньянской концепции языка, которая утверждает, что грамматика вьетнамского языка действует по законам гармоничного сочетания инь и ян. Согласно дальневосточной философии, космос - это единство инь и ян. Помимо единства, этим началам присущи также взаимопроникновение, противоположность и гармония. Свойства инь и ян проявляются во всех областях жизни, в том числе и в языке. Этому вопросу посвящены, в частности, научные работы доктора филологических наук Чан Ван Ко. Подход с позиций иньянской концепции языка особенно важен при изучении вьетнамских местоимений, которые оказывают большое влияние на стилистическую окраску высказывания. Перевод должен быть точным и полностью соответствовать оригиналу. Это утверждение можно рассматривать в качестве аксиомы теории перевода. Однако следует отметить, что точность в переводе не всегда предполагает лексическое и грамматическое тождество; исходный текст и перевод в первую очередь должны совпасть по смыслу. Переводить надо не отдельные слова и синтаксические конструкции, а мысли, которые кроются в совокупности лексических единиц. Чтобы донести смысл источника, переводчик порой вынужден отступать от того, что написал автор. Но делать это он должен «по правилам» и соблюдать при этом главный принцип: «отходить, не удаляясь». Именно такой подход часто лежит в основе перевода каламбуров, фразеологизмов, стихотворений, скрытых цитат, экзотизмов, интертекстуальных отсылок и прямой речи. Что касается прямой речи, то бывает легче перевести целую страницу авторского текста, чем состоящий из трех строк диалог персонажей. Трудности перевода прямой речи во многом определяются ее стилистическими, синтаксическими и культурологическими особенностями. Чтобы справиться с этими трудностями, переводчику приходится прибегать к различным приемам трансформации авторского текста. Среди них самыми востребованными являются перестановки, замены, добавления и опущения. Как отмечал российский исследователь В.С.Модестов, «важно помнить, что перечисленные здесь трансформации редко употребляются обособленно, в «чистом виде»; как правило, различные трансформации, в зависимости от грамматических и стилистических требований текста, приходится осуществлять одновременно» [Модестов 2006: 74]. Выбор переводческих трансформаций и их сочетание определяют стратегии перевода текста. Исследование: основная часть Рассмотрим, какие техники можно использовать при переводе прямой речи во вьетнамских художественных произведениях. Чередование авторской и чужой речи, одним из способов передачи которой является прямая речь, позволяет создавать игру стилистических контрастов в художественном произведении, благодаря чему удается избежать однообразия в структуре повествования. Стилистические ресурсы прямой речи богаче и ярче, чем те, которыми обладает авторское слово. Отталкиваясь от манеры речевого поведения персонажа, читатель структурирует в своем воображении его характер и даже внешний облик. Для того чтобы перейти с территории автора на территорию персонажа, необходимо перебросить мостик, в роли которого выступают подводки к репликам героев произведения. Общей моделью такой подводки является фраза: «Он сказал». Наведение подобных мостов требуется и между высказываниями участвующих в диалоге или беседе персонажей. По разнообразию авторских вставок-ремарок к прямой речи можно во многом судить о богатстве словаря писателя и его литературном мастерстве. Несущим элементом в предложениях, которые подводят к прямой речи, выступают глаголы. Их можно разбить на несколько групп. 1. Нейтрально-стандартные глаголы: говорить, спрашивать, отвечать, произносить, изрекать, замечать, пояснять, предлагать... «Toi noi: - Nhung dau co ai bat chu. о lai day, nhung nguoi khac mudn di dau thi di ma?» [Le Van Thao 2003: 176]. «Я сказал: - Но разве Вас кто-то принуждает тут оставаться? Другие вот захотели уехать отсюда, они и подались в другие края!» 2. Эмоционально-насыщенные глаголы: нудить, восклицать, поучать, вопить, долдонить, брякать, отнекиваться, взвизгивать, бурчать, бормотать, хныкать, рявкать, острить... «Mot hdm chu bong tam su voi toi: - Thang nhd may khOng biSt lam nguoi lon cuc khd nhu thi nao dau». [Le Van Thao 2003: 170]. «Однажды в разговоре со мной он ни с того ни с сего выплеснул всё, что было у него на душе (tam su - дословно: говорить по душам): - Братец мой, ты даже представить не можешь, как же трудно быть взрослым». 3. Глаголы и выражения, обозначающие действия или состояния, которые сопровождают речь: всплеснуть руками, развести руки, скривить уголки губ, залиться краской смущения, поморщиться, дуться, вздыхать, усмехаться, окрыситься, сделать кислое лицо, вспылить, смутиться, засуетиться, удивиться... «Toi khong kim йщс su thich thu: - Nha chu qua tuyet voi». [Ngo Thi Kim Сйс: 25.10.2017]. «Я не смогла сдержать восхищения: - У Вас такой великолепный дом!» 4. Глаголы, вплетенные в образные обороты говорения: наспех нанизывать слова, выдохнуть одно роковое слово, воскликнуть внутри своей души, слова сорвались с уст, разразиться фразой, молвить медовым голосом, кипятиться из-за пустяков... г г «Tieng anh lai roi vao tai toi nhu tu mot noi xa lam: - Ai cung nghi anh da co trong tay tat ca». [Ngo Thi Kim Сйс: 25.10.2017]. «Будто откуда-то издалека до меня вновь долетел его голос (дословно: в мои уши проникли его слова): - Все думают, что у меня всё есть». Самым распространенным глаголом в авторских вставках-ремарках, отмечающих смену говорящего, является глагол «сказать». Это подтверждают результаты, полученные при исследовании художественных произведений писателей разных стран. При этом у вьетнамских авторов данный глагол встречается чаще, чем у русских. Переводчик вправе заменить его на любое другое слово или выражение, которые по значению и эмоциональной окраске соответствуют контексту ситуации. Так, в приведенном выше примере из рассказа Ле Ван Тхао глагол noi («сказать») уступил в переводе место словосочетанию «попытаться возразить». «Toi noi: - Nhung dau co ai bat chu о lai day, nhung ngudi khac mudn di dau thi di ma?». «Я попытался возразить: - Но разве Вас кто-то принуждает тут оставаться? Другие вот захотели уехать отсюда, они и подались в другие края!» Авторские вставки-ремарки - это не только смычки между фрагментами текста, но, как видно, и индикатор стилистической окраски прямой речи. Во многих случаях именно благодаря авторской ремарке возможно предугадать стилистический колорит высказывания, которое следует за ней. Как уже отмечалось, прямая речь выполняет важную стилистическую функцию: реплика или даже отдельное слово персонажа являются изобразительным средством и выразительной краской. Стилистический характер прямой речи в первую очередь обусловлен ее лексическим составом. Например, в рассказе Ву Бао «Старец» именно благодаря разнополюсному словарному запасу главных героев (бабушки и внучки) автору удалось превратить их общение в сложный диалог поколений. Этот диалог выливается в противостояние старого и современного, сдержанного и раскованного, одухотворенного и прагматичного, серьезного и насмешливого. Con gai: Tin Hoang nay truoc day sot cao vi con day. Nhung nha thi о tit khu trong, lai chi doc mot mon ”tim tran ” nin hit khoa hoc, con danh truot. Toi gi phai chap voi mot ten chi biit yeu khdng thdi, ba nhi? Ba: Noi voi nang. Ngay xua con gai ma an noi thi la chit ddn, con a. Phai thua gui, goi da bao vang. Cam co noi tuc, noi long. Nho mieng thi va gay rang. Ma co day mac quan ao vao khdng. Cu trung truc nhu do vat thi nay, cam lanh thi sao? [Vu Bao: 30.10.2017]. Внучка: Этот Хоанг прежде пылал ко мне горячими чувствами. Но его семья живет где-то у черта на куличиках, к тому же, кроме «голого сердца», у него ничего не было, поэтому после очередной сессии я его исключила из сферы своих интересов. С какой стати, сама прикинь, бабуль, я должна была сойтись с чуваком, который мог лишь любить и больше ничего? Бабушка: Ну что ты мелешь, внучка! В прежние времена девушке, которая так рассуждает, ох, и досталось бы. Надобно быть почтительной, отзывчивой. Не подобает дерзить и сквернословить. Встарь если бы девушка что не так сказала, получила бы такую пощечину, что и зубы бы повылетали. Давай встань и оденься. Что ты тут голышом развалилась, как борец на помосте? Так и простудиться недолго. Типологическое несовпадение русского (флективный) и вьетнамского (изолирующий) языков обусловило большие различия в их стилистическом инструментарии. Помимо авторских ремарок-подводок и лексического состава, при анализе прямой речи в произведениях на вьетнамском языке следует обращать внимание на три важных маркера стиля - местоимения, инверсию и фразовые или присловные частицы. Во вьетнамском языке большую силу воздействия на все слова в предложении и на смысл фразы в целом оказывают местоимения. Рассмотрим конкретный пример. Когда в семье царят любовь и согласие, муж и жена, как правило, называют друг друга anh (я - муж о себе и ты - обращение жены к мужу) и em (я - жена о себе и ты - обращение мужа к жене). Исходя из этого, фразу, сказанную мужем жене: «Em mucin di dau thi em cU di» - можно перевести на русский язык так: «Куда тебе хочется, туда и иди». Если же погода в доме испортилась и супруги недовольны друг другом, то муж обычно называет себя местоимением toi (я), а жену - co (ты). Заменим в вышеприведенном предложении em на co: «Co muon di dau thi co cue di» [Thien Can 2000: 7] - и тут же нейтральный глагол di (идти), не меняя внешнего вида, раскалится от негативных эмоций докрасна, поэтому перевод следует сделать таким: «Куда хочешь, туда и вали». В русском варианте, чтобы передать всю экспрессию вьетнамской фразы, потребовалось заменить «иди» на «вали». Та или иная стилистическая окраска слова зависит и от контекста, от конкретной ситуации. Как уже было отмечено, местоимение co, используемое мужем при обращении к жене, непременно обрастает плотным налетом недовольства и раздражительности. Но то же самое местоимение co, звучащее из уст ученика по отношению к учительнице, является выражением уважения и почтительности. Эти нюансы вьетнамских местоимений очень трудно передать в русском переводе. Требуется комплексное использование различных переводческих трансформаций. Что касается инверсии и частиц, то это - те средства, с помощью которых в речи эмоционально выделяются отдельные элементы высказывания и подчеркиваются его смысловые оттенки. В лингвистике данное явление называется эмфазой. Изменение обычного порядка слов в структуре предложения, то есть инверсия, позволяет сделать акцент на нужном слове или словосочетании. Этот прием активно используется в русском языке. Обратимся к примеру из отечественной классики: «В Москве удивительная произошла со мной перемена». [Тургенев: 06.11.2017]. Отрыв определения от определяемого слова, как в вышеприведенной цитате, усиливает в предложении смысловую нагрузку. Можно утверждать, что во вьетнамском языке инверсия носит более «взрывной» характер, чем в русском. Связано это с тем, что русский язык предполагает свободный порядок слов в предложении, а вьетнамский - фиксированный. Общая схема синтаксического построения вьетнамского простого предложения такая: подлежащее - сказуемое - дополнение. Прямой порядок слов играет важную грамматическую роль в изолирующих языках. Слом этой конструкции, а он допускается нормами вьетнамской грамматики, приводит к смысловому или эмоционально-экспрессивному эффекту, что меняет стилистическую окраску высказывания. Рассмотрим конкретный случай с инверсией дополнения: Dieu toi muon toi da lam duoc: lay duoc chong, lai la ong chong sang trong giau co, sau khi da vung vai ca muoi nam thanh xuan nhat vao cac tro vui khdng gioi han. [Ngo Thi Kim Сйс: 25.10.2017]. Дополнение (в приведенной цитате - дополнительное придаточное) поставлено в начало предложения. Благодаря такому «нарушению» синтаксической конструкции вьетнамского предложения автор расставляет логические ударения. То, чего я хотела, того и добилась: сумела выйти замуж, причем женила на себе мужчину знатного и богатого, и это после того, как растранжирила десять лучших лет своей молодости на нескончаемые утехи. При переводе сохранена структура предложения, данная в оригинале: дополнение - подлежащее - сказуемое. Но так как в русском языке допускается свободный порядок слов в предложении, русская фраза оказалась менее выразительной, чем вьетнамская. Поэтому следует усилить акцент путем лексических добавлений: Главного, чего я хотела, я добилась: сумела выйти замуж, причем женила на себе мужчину знатного и богатого, и это после того, как растранжирила десять лучших лет свой молодости на нескончаемые утехи. Помимо инверсии, как уже отмечалось, во вьетнамском языке средством смыслового и эмоционального выделения структурных элементов предложения являются присловные и фразовые частицы. Это служебные слова, которые вне контекста не имеют собственного значения, но влияют на значение отдельных слов или сразу всего высказывания. Различие между присловными и фразовыми частицами в том, что первые относятся к одному или нескольким членам предложения, а вторые маркируют фразу в целом. Исходя из функциональной роли частиц, можно выделить следующие их классы: побудительные (hay, cU, di, nhe), вопросительные (a, nhi, u, chU), восклицательные (nhi, ma lai), выделительные (thi), усилительные (chU, ma, a, phai, lai, day, the:). Примеры взяты из изданного в 2012 году двухтомного «Нового большого вьетнамско-русского словаря» (далее - НБВРС), подготовленного коллективом известных российских вьетнамистов и ведущих вьетнамских ученых-русистов [НБВРС, т.1, 2]. Отсутствие в русском языке лингвистической категории, подобной присловным или фразовым частицам, не означает, что в русском переводе невозможно передать их функциональную роль. В русском языке есть свои приемы выражения эмфазы: риторические фигуры, усилительные частицы, обращения, междометия. В крайних случаях в письменной форме есть возможность использовать особые форматы набора текста: курсив, подчеркивание. Приведем несколько примеров употребления присловных и фразовых частиц в репликах из рассказа Нгуен Куанг Тхиеу «Ковер цветущего рапса на речных берегах»: - Mai nghi viec, lan mat troi thi di Bai Yen.- Завтра будем отдыхать, с заходом солнца в Байиен отправимся. - Em them an rau cai a? - Ты обожаешь листья горчицы, да? - Anh la Thao. Nha anh о kia kia. Mai em len nhe. - Я - Тхао. Мой дом вон там. Приходи завтра, ладно? - Nhung con Chinh no biit chu dau nhi. [Nguyen Quang Thieu: 09.11.2017]. - Но Тьинь, она же даже букв не знает! Прямая речь - это не только мысли и эмоции, но и вербальное проявление характера отношений между собеседниками. В упрощенном виде эти отношения можно разграничить на вежливые и неуважительные. Во вьетнамской, как и вообще в дальневосточной, культуре общения вежливость занимает высокие позиции. В отличие от европейского типа вежливости, азиатский более регламентированный и ситуативный. Набор правил поведения человека в различных жизненных ситуациях основывается на строгом почитании старших в семье и обществе. Это обусловлено конфуцианскими нормами поведения. Согласно конфуцианству, фундамент общественно-государственного устройства составляют три устоя: абсолютная власть государя над подданными, отца над сыном, мужа над женой. В общении проявлением повиновения младших старшим являются вежливость, тактичность, учтивость, уважение, почтение, почитание. Это оказало сильное влияние на общий речевой этикет вьетнамцев. При «диагностике» речевого этикета важное значение имеют три «составляющие вежливости»: лексические единицы, выражающие уважительность, фразовые частицы почтительности и регламентированное сочетание местоимений/ обращений. Среди лексических единиц, выражающих уважение к собеседнику, в первую очередь следует назвать da (да, слушаю), vang (хорошо, да, ладно), xin (пожалуйста), moi (приглашать, пожалуйста), kinh (относиться с почтением), quy (уважаемый, с уважением), thua (уважаемый), bam (почтенный). Компонент обращения bam относится к устаревшим лексическим единицам, но тем не менее встречается в современной литературе. Его использование означает проявление более высокого уровня уважения по сравнению с thua, quy. Обозначить свое уважение к кому-либо можно и с помощью конечнофразовых частиц: a, nhe. Сложной для европейского понимания является система сочетаемости личных местоимений/обращений, которых во вьетнамском языке огромное количество. Выбор собеседником той или иной пары я - ты (вы - мы) может указывать на уважительное, нейтральное или негативное отношение к визави. Подбирая правильную пару местоимений для общения, участники диалога принимают во внимание комплекс социальных факторов: возраст и социальный статус друг друга, степень знакомства, характер взаимоотношений, официальность/неофициальность обстановки общения. В ходе беседы, как правило, одновременно используются сразу все три «составляющие вежливости»: - Da... thua quy ong... Toi chinh la giam doc nha nghi Thuy Van nay a! [Khuat Quang Thuy: 15.11.2017]. - Я к вашим услугам, уважаемые господа... Я как раз директор этого самого дома отдыха «Тхюиван»! Следующий фрагмент диалога является примером уважительного отношения со стороны одного говорящего и презрительного отношения со стороны другого: Mot anh tho thd co ra: - Chu goi chau a? - Chu cua may co о day khdng? - Da, di chau goi nhe. - Bao no sang ngay gap tao. [Ta Duy Anh 2009: 203]. Какой-то молодой рабочий, высунувшись с балкона, спросил: - Вы меня звали? - Твой бригадир там, рядом? - Да, уважаемый, сейчас позову его. - Скажи этому гаврику, чтобы он немедля шел ко мне. В любом языке важным элементом речевого этикета являются стандартные фразы приветствия. Традиционная форма приветствия «Здравствуйте» (Chao) используется вьетнамцами обычно в официально - деловой обстановке. Вот, например, с какими словами в рассказе Кхуат Куанг Тхюи «Выходной в конце недели» появляется в гостинице чиновник из местного народного комитета: - Xin kinh chao bac giam doc. Kinh chao cac co em xinh dep. [Khuat Quang Thuy: 15.11.2017]. - Здравствуйте, уважаемый директор! Приветствую вас, дражайшие красавицы! («Красавицами» чиновник игриво называет сотрудниц гостиницы). В бытовом повседневном общении употребляются другие клише - приветствия. Среди них довольно часто встречается такая реплика-вопрос: «Ba/ong/anh/chi da xoi com chua?». Дословный перевод русскому читателю покажется странным: «Вы уже отведали риса?» В реальности же этот вопрос выступает в роли приветствия, его перевод зависит от конкретной ситуации: «Как ваши дела?» «У вас всё нормально?» «Как вы себя чувствуете?» «Вы сыты?». Такая форма приветствия является выражением уважения, внимания, заботы со стороны родственника, соседа, коллеги, хорошего знакомого, давнего приятеля, близкого друга по отношению к тому, кому оно адресовано. Ва Тй ngoi rudi ruoi trong ra ngoai ngo, co ngudi di qua, chao hoi: ”Ba da xoi com chua?” [To Hoa: 16.11.2017]. - Бабуля Ты с мрачным видом сидела у дома, наблюдая в открытые ворота за тем, что происходило на улице. Кто - то, проходя мимо, поприветствовал ее: «Как Ваши дела? Будьте всегда в здравии и сытости!» Как в России, так и во Вьетнаме наиболее распространенной формой приветствия при встрече со знакомым человеком является вопрос «Как дела?». Во вьетнамском языке он может быть поливариантным: Dao nCy the nCo? Cong viec the пСо? Ba/ong/anh/chi co khoe khdng? ... Последний приведенный вариант дословно переводится «Как здоровье?», но фактически семантическое содержание этого вопроса гораздо шире. Вьетнамский речевой этикет непременно предполагает справляться о семье собеседника. При этом речь, как правило, идет о «большой семье» - dai gia dinh, которая охватывает родителей, жену/мужа, детей. «Классическим» началом беседы является пример из рассказа Ле Ван Тхао «Господин Гигант- усач»: - Em Hai khoe khdng? - Chu noi, giong hoi run. - Lau nay do duoc tin gia dinh khong? Em Hai an cai gi di, hoi sang toi gid ban coi dua ghe chac em Hai doi roi. [Le Van Thao 2003: 173]. - У тебя всё хорошо, Хай? - поинтересовался он, не сумев скрыть легкую дрожь в голосе. - От семьи давно последний раз весточку получала? Съешь что-нибудь, наверняка проголодалась, ведь с самого утра здесь на гонках. Фразы-приветствия позволяют судить о менталитете и культуре того или иного народа. В этом смысле ценны и другие разговорные реплики-клише, отражающие определенные жизненные ситуации. Они довольно часто встречаются в художественных произведениях, что осложняет жизнь переводчикам. Ведь многие вьетнамские восклицания, пожелания, прибаутки не имеют соответствий в русском языке. А если и есть такие соответствия, то они лишены вьетнамского колорита. «Com mudi!» (дословно: соленый рис) - эту фразу вьетнамцы говорят чихнувшему человеку, что ситуативно равнозначно русскому «Будьте здоровы!». Правда, обычно вьетнамцы вообще никак не реагируют на чих. Выражение «di an phO» (дословно: идти есть суп фо) в переносном смысле означает изменять жене, то есть «идти налево». Вьетнамская детская кричалка «CO dau chu re doi re len dau» (дословно: жених и невеста надели на голову подставку для кастрюли) соответствует русской дразнилке «Тили-тили тесто, жених и невеста, вдруг невеста под кровать, а жених ее искать... ». Эта вьетнамская «веселая детская потешная песенка. указывает главным образом на сходство свадебных головных уборов с подставкой для кастрюли, которую плели из прутьев в виде цветка лотоса» [Сюннерберг 2016: 231]. В переводах следует использовать русские соответствия. Дословный же перевод вызывает лишь удивление, непонимание и затрудняет восприятие текста. Если важно отразить национальный колорит, то можно прибегнуть к приему гибридизации - смешения вьетнамского и русского вариантов. Например, вьетнамскую детскую свадебную дразнилку в переводе можно облечь в следующую форму: «Тили-тили тесто, жених и невеста, они нацепили на голову плетеные лотосы, похожие на подставку под кастрюли». А еще лучше - зарифмовать составные части этого гибридного варианта кричалки. В современной вьетнамской литературе распространенным явлением стали иноязычные вкрапления. В основном они встречаются в прямой речи: герои произведений демонстрируют свои знания иностранных языков, в первую очередь - английского. Вообще Вьетнам всегда был открыт для чужих языков. Так сложилось исторически. На протяжении многих столетий литературным языком в стране был классический китайский язык вэньянь (модифицированная вьетнамская версия - ханван). С приходом французов широкое распространение в стране получил язык Дюма и Гюго. Проникновение США в Южный Вьетнам в 50-е годы прошлого века оказало свое языковое влияние на местное население. Тенденция увеличения количества иностранных слов и выражений в произведениях вьетнамских авторов стала особенно заметной в последние десятилетия. Во многом это следствие открытой внешней политики Вьетнама, которая проводится с конца прошлого столетия, и главным образом это результат нормализации отношений с США. Сегодня практически вся вьетнамская молодежь изучает английский язык. Кто-то возмущается: зачем засорять родную литературу иностранщиной! А филологи объясняют: иностранные вкрапления вводятся автором «для придания тексту аутентичности, для создания колорита, атмосферы или впечатления начитанности или учености, иногда - оттенка комичности или иронии» [Влахов 2012: 293]. У переводчика есть свобода выбора в вопросе о том, что делать с чужеродными элементами, встречающимися в тексте-источнике. Во-первых, сам собой напрашивается перевод иностранного текста в сносках. Во-вторых, бывают случаи, когда разумно оставить иностранные вкрапления без перевода, если есть уверенность, что-то или иное, например, английское слово или выражение поймет каждый русский читатель. Есть и третий рецепт: «наиболее приемлемым решением здесь будет перевести на свой язык важнейшие в смысловом отношении фразы и намекнуть на атмосферу чужеязычности сохранением в переводе приветствия и кратких реплик, содержание которых ясно из контекста... Далее намеки на чужеязычность речи можно в случае необходимости комбинировать с пояснениями «обронил он по-английски» [Влахов 2012: 296]. В рассказе Ву Бао «Старец», который по сути представляет собой диалог старшего поколения и молодежи, автору невозможно было «не заставить» молодую девушку хоть что-то сказать по-английски. Но иноязычное вкрапление вмонтировано в текст так, что переводчику не приходится ломать голову, как с ним поступить. - Ba cung lang man nhi? - Cha bo may. Chi duoc cai hon. Ba la ban may day a? - I'm sorry! - Cai gi? Con ranh. May rua ca ba a? - Dau ma, ay la con xin loi. [Vu Bao: 30.10.2017]. - Бабуль, а вы, как и мы, тоже были испорчены романтикой? - Вот бестия! Как ты со мной разговариваешь, сплошная непочтительность. Я тебе подружка что ли? - I'm sorry ! - Что еще там лепечешь? Охальница! Небось, разные гадости про бабушку свою несешь? - Вовсе нет, я сказала: извини. Некоторые диалоги в художественных произведениях, впрочем, как и в жизни, похожи на шифровку или белиберду. А всё потому, что, ведя бытовые разговоры, люди часто используют сокращенные формы речевого общения: обрезанные фразы, односложные ответы, междометия... Если собеседники понимают друг друга с полуслова, то им не требуются развернутые объяснения. При этом вне контекста диалога купированные реплики кажутся ущербными с точки зрения семантической наполненности и даже бессмысленными, хотя на самом деле они несут значительную семантическую нагрузку. Чтобы понять, какова эта нагрузка, необходимо обладать фоновыми знаниями о стране автора произведения. Как правило, иностранные читатели в большинстве своем таких знаний не имеют. Дословный перевод следующего диалога мужа и жены из рассказа Нго Тхи Ким Кук «Держать язык за зубами» наверняка заставит русского читателя думать, что речь идет о различных названиях популярного во Вьетнаме супа фо. Roi anh hoi toi: - Thi sang nay em thich an gi, bip-tit hay pho-ma Phap? - Em an pho. - Pho Pasteur hay Pho 24? - Pho Nguyen Du. - Thi Nguyen Du. [Ngo Thi Kim Сйс: 25.10.2017]. Дословный перевод такой: Затем он спросил меня: - А что ты сегодня на завтрак хочешь съесть - бифштекс или французский сыр? - Я буду суп фо. - Фо Пастер, или фо 24? - Фо Нгуен Зу. - Нгуен Зу так Нгуен Зу. Чтобы понять смысл этого диалога, следует знать, что вьетнамцы обычно завтракают вне дома - в харчевнях, кафе или ресторанчиках, в зависимости от семейного достатка. Традиционное меню завтрака - суп фо, лапша, рис. Обедают иногда дома, иногда в уличных кафешках или в офисных столовых. Ужинают, как правило, дома в кругу семьи [Mai Ngoc Chu: 2014: 86]. В диалоге речь идет не о названиях супа фо, а о названиях улиц, на которых расположены известные в городе «фошницы». Поэтому чтобы передать смысл этого разговора в русском переводе, следует его реконструировать с помощью добавлений и пояснений. Затем он спросил меня: - А что ты сегодня на завтрак хочешь съесть - бифштекс или французский сыр? - Я буду фо. - В какое кафе поедем: то, что на улице Пастера, или в круглосуточное «Фо 24»? - Лучше в то, что на улице Нгуен Зу. - Нгуен Зу так Нгуен Зу. В результате диалог будет более тяжеловесным, чем оригинальный вариант, но зато понятным русскому читателю. «Переводить - всегда значит «счищать» часть последствий, предполагавшихся словом оригинала. В этом смысле при переводе никогда не говорится то же самое... мы никогда не можем быть вполне уверены в том, что не потеряли какой-нибудь ультрафиолетовый отсвет, какую-нибудь инфракрасную аллюзию» [Эко 2015: 144]. Заключение Из всего вышесказанного можно сделать следующий вывод: «прямой» перевод прямой речи не всегда возможен. Нередко, чтобы передать смысл реплики персонажа, переводчику приходится идти окольными путями. Этими «окольными путями» являются переводческие трансформации - перестановки, замены, добавления и опущения. Важно сделать правильный выбор того или иного приема трансформации. Этот выбор определяется соотношением утрат и выгод от использования конкретного вида переводческой трансформации.
×

About the authors

Igor V. Britov

Moscow International Academy

Email: igorviet@mail.ru
Vietnamese language teacher, Moscow International Academy

References

  1. Влахов С.И., Флорин С.П. Непереводимое в переводе. М.: Р.Валент, 2012. 406 с.
  2. Модестов В.С. Художественный перевод: история, теория, практика. М.: Издательство Литературного института им. А.М. Горького, 2006. 463 с.
  3. Новый большой вьетнамско-русский словарь, т.1. М.: Восточная литература, 2012. 1275 с.
  4. Новый большой вьетнамско-русский словарь, т.2. М.: Восточная литература, 2012. 1269 с.
  5. Сюннерберг М.А. Комментарии // Нят Линь. Холод. М.: Ключ-С, 2016. С. 155-264.
  6. Тургенев И.С. Гамлет Щигровского уезда. URL: http://booksonline.com.ua/view.php?book=38246 (дата обращения: 06.11.2017).
  7. Эко У. Сказать то же самое. Опыты о переводе. М.: АСТ, 2015. 736 с.
  8. Khuất Quang Thụy. Ngày nghỉ cuối tuần [Кхуат Куанг Тхюи. Выходной в конце недели]. URL: http://www.ybook.vn/tac-gia/2973/Khu%E1%BA%A5t+Quang+Th%E1%BB%A5y (дата обращения: 15.11.2017).
  9. Lê Văn Thảo. Ông cá hô // Truyện ngắn chọn lọc. [Ле Ван Тхао. Господин Гигант-усач //Избранные рассказы]. Hà Nội: Hội nhà văn Việt Nam, 2003. Tr. 165-180.
  10. Mai Ngọc Chừ, Trịnh Cẩm Lan. Tiếng Việt cơ sở [Май Нгок Тьы, Чинь Кам Лан. Основы вьетнамского языка]. Hà Nội: Phương Đông, 2014. 192 tr.
  11. Ngô Thị Kim Cúc. Vô ngôn [Нго Тхи Ким Кук. Держать язык за зубами]. URL: https://banvannghe.com/a5259/vo-ngon-ngo-thi-kim-cuc (дата обращения: 25.10.2017).
  12. Nguyễn Quang Thiều. Mùa hoa cải ven sông [Нгуен Куанг Тхиеу. Ковер цветущего рапса на речных берегах]. URL: http://vov.vn/van-hoa/van-hoc/mua-hoa-cai-ven-song-114660.vov (дата обращения: 09.11.2017).
  13. Tạ Duy Anh. Cổ tích mới /Truyện ngắn chọn lọc [Та Зуи Ань. Сказка на новый лад / Избранные рассказы]. Hà Nội: Văn hóa Dân tộc, 2009. Tr. 198-219.
  14. Thiên Can. Duyên. [Тхиен Кан. Очарование]. Maxcơva: Sáng tạo, 2000. 106 tr.
  15. Tô Hoài. Tình buồn [То Хоай. Печальная история]. URL: http://vietmessenger.com/books/?title=tinhbuon (дата обращения: 16.11.2017).
  16. Vũ Bão. Người muôn năm cũ [Ву Бао. Старец]. URL: http://vannghequandoi.com.vn/Van-xuoi/nha-van-bao-vu-va-truyen-Аngan-nguoi-muon-nam-cu-10574.html (дата обращения: 30.10.2017).

Copyright (c) 2018 Britov I.V.

Creative Commons License
This work is licensed under a Creative Commons Attribution-NonCommercial-NoDerivatives 4.0 International License.

This website uses cookies

You consent to our cookies if you continue to use our website.

About Cookies